Образец защитительной речи по ч 1 ст 105 ук рф - Pravohelp24.ru
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...

Образец защитительной речи по ч 1 ст 105 ук рф

Защитительная речь адвоката по уголовному делу ст 105

В соответствии с п.1 ч.8 ст.246 УПК РФ государственный обвинитель до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора может изменить обвинение в сторону смягчения путем исключения из юридической квалификации деяния признаков преступления, отягчающих наказание. Участвующий в судебном разбирательстве обвинитель не обладает полномочиями конкретизировать обвинение, изложенное в обвинительном заключении. Учитывая изложенное, исключение государственным обвинителем в ходе судебных прений из обвинения одного из способов совершения преступления «путем злоупотребления доверием» и квалифицирующего признака «причинение значительного ущерба гражданину» представляется противоречащим требованиям уголовно-процессуального закона.

В 1961 году пошел в первый класс средней школы поселка Семхоз, Загорского (ныне Сергиево-Посадского) района. В 1969 году окончил… Инфо Далее нужно произнести слова извинения. Важно сказать о своем раскаянии и желании загладить причиненный вред перед пострадавшими. Советы юристов Хорошо, если человек, оказавшийся на скамье подсудимых, имеет своего надежного защитника, с которым может обсудить детали своей речи в судебном заседании, которую он будет произносить после завершения прений сторон.

Доказательства защиты по уголовному делу по статье 105 ук рф

Согласно Словарю русского языка СИ. Ожегова, выпущенного издательством «Советская энциклопедия» в 1968г. речь- это способность говорить; разговор, беседа; публичное выступление. Явное неуважение к обществу означает умышленное нарушение установленных в нем правил поведения, которое носит демонстративный характер.

Мажаров А.В., находясь в состоянии алкогольного опьянения в , на почве личной. Кулаков В.Ю. совершил убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, при следующих обстоятельствах:Кулаков В.Ю.
Аракчеев С.В. никогда не включался в состав экипажа БТР-226 ни в качестве сапера, ни в каком-либо ином качестве. Не был он (и не мог быть) подчиненным Худякова.

Переходя к анализу доказательной базы, считаю необходимым обратить внимание на следующие аспекты данного вопроса. Ст.73 УПК РФ определены обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу. В ст.87 УПК РФ раскрыт порядок проверки доказательств, которые производятся судом путем их сопоставления с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле. А также установление их источников. Ст.88 УПК РФ установлены правила оценки доказательств, каждое из которых подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности – достаточности для разрешения уголовного дела.
Первый блок доказательств — телефонные детализации (или биллинги). Участвуя в уголовном деле по статье 105 УК РФ необходимо уметь анализировать биллинги самостоятельно, не полагаясь на следствие. В нашей практике в одном из уголовных дел были истребованы биллинги номеров телефонов подозреваемого, потерпевшей, свидетелей. Анализ телефонных детализаций показал, что показания нескольких свидетелей о том, что вечером 16 июля подозреваемый приезжал к ФИО-1, где они выпили по бутылке пива, а затем, около 21 часов поехали к ФИО-2 в гости, где и оставались до 01 час ночи, не соответствуют действительности.Кроме того, анализ биллингов предполагает не только сопоставление с показаниями свидетелей и потерпевших по уголовному делу, но и между собой.

А принцип презумпции невиновности закреплён не только в статье 14 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации «Все сомнения в виновности обвиняемого… толкуются в пользу обвиняемого»; «Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.», но является конституционным, часть 3 статьи 49 Конституции Российской Федерации. Ярославле при следующих обстоятельствах: в ночь на ДАТА ОБЕЗЛИЧЕНА Шугаенко . Мажаров А.В. 16 сентября 2019 г. совершил убийство ФИО16 при следующих обстоятельствах.Так, в период времени с 04 часов 00 минут до 17 часов 00 минут 16 сентября 2019 г.

Представление интересов юридических и гражданских лиц в арбитраже, комплексное юридическое сопровождение коммерческой деятельности предприятий и организаций. Доводы моего подзащитного не были опровергнуты и другими свидетелями или доказательствами. Так, допрошенный в суде единственный свидетель обвинения ___________ не давал показаний, изобличающих моего подзащитного в совершении преступления.

Первым свои доказательства представляет государственное обвинение. На практике, переходя к исследованию письменных материалов дела, прокурор, получает уголовное дело и бегло оглашает номер листа и название документа. Редко когда происходит изучение содержания. Государственный обвинитель старается поскорее выполнить формальность, судья с этим согласен, адвокаты также не придают значение данной процедуре, полагая, что материалы им известны или имеются в копиях. Зачастую в этой стадии Защитники не работают, предпочитая отсиживаться дожидаясь ее окончания.
При этом С., как мы видим, для обезвреживания нападавшего предпринял действия, явно не представляющие угрозу не только для жизни, но и для здоровья нападавшего! Признаемся себе, каждый бы гордился собой, если бы у него хватило духу поступить также! В этой связи возникает вопрос – а верно ли органы предварительного следствия квалифицировали действия С.? Диспозиция ч. 4 ст. 111 УК РФ предполагает умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего! Отсюда следует, что виновный должен был осознавать, что своими действиями – а именно нанесением пары ударов рукой в лицо потерпевшему он непременно причинит тяжкий вред его здоровью! Неправда ли абсурд?

Постановление от 29 апреля 1996 года №1 Пленума Верховного суда РФ разъяснил судам, что при постановлении приговора должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам. Суд в соответствии с требованиями закона должен указать в приговоре, почему одни доказательства признаны им достоверными, а другие отвергнуты. Следует неукоснительно при этом соблюдать принцип презумпции невиновности в соответствии со ст.49 Конституции РФ, ст.14 УПК РФ, согласно которому все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в его пользу.
Ведь хороший адвокат всегда поможет своему клиенту в составлении нужного текста, даже сам подготовит для него речь. В некоторых случаях защитники предоставляют доверителю готовый образец последнего слова.

В описании существа обвинения по данному эпизоду указано, что Матвеев совершил мошенничество в крупном размере, т.е. хищение чужого имущества, денежных средств 255 тысяч рублей, принадлежащих Зебницкому Алексею Евгеньевичу, путем обмана и злоупотребления доверием, которое выразилось в сообщении заведомо ложных сведений о наличии возможности воздействовать на принятие следователем процессуального решения о прекращении уголовного дела о самовольном оставлении части, при этом введя Зебницкого в заблуждение о том, что он по служебному положению может воздействовать на решение следователя и таким образом поможет Зебницкому избежать уголовной ответственности.
Адвокат по уголовным делам, при оглашении пртоколов следственных действий государственным обвинителем обязан принять активное участие по компрометации доказательств обвинения, обращая внимание суда на детали которые имеют значение.

А в ряде случаев доводы, приведенные в обвинительном заключении, не только не находят своего подтверждения, но просто противоречат здравому смыслу!

В обвинительном заключении и постановлении о привлечении Матвеева в качестве обвиняемого действия Матвеева квалифицированы как мошенничество, т.е. хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием в крупном размере с причинением значительного ущерба гражданину. Обвинение, таким образом, не конкретизировано, так как включает в себя два взаимоисключающих способа совершения мошенничества – путем обмана и злоупотребления доверием. А также два взаимоисключающих признака данного преступления – причинение значительного ущерба гражданину и крупный размер. Следовательно, нарушено право Матвеева на защиту от обвинения, т.к. подсудимый не может придти к выводу, от какого именно обвинения ему необходимо защищаться.

В состав группы входили военнослужащие экипажей бронетранспортеров №№А-225, А-226. Старшим на БТРе №А-226 был назначен Худяков. Помимо него в состав экипажа БТР-80 №А-226 входили военнослужащие в/части 3186 водитель сержант контрактной службы Кулаков Д.Н., наводчик ефрейтор Ефремов В.А., пулеметчик сержант Головин А.А. и стрелки: рядовые Милов Д.А., Искалиев В.А., Ермаков А.Ю., Ермолаев С.В., Андреев А.А. В качестве сапера в состав экипажа был включен младший лейтенант в/части 3186 Аракчеев С.В.

Цуков Евгений Александрович, родился 3 февраля 1954 года в селе Серебряные Пруды Серебряно-Прудского района Московской области, в семье служащих.

Образец защитительной речи по ч 1 ст 105 ук рф

Нуждин М.В. (с собакой Адой), Путилов А.Я. (водитель БТР №208) и Чудаков С.В. Выделяется группа прикрытия на БТР-211 под командованием капитана Берелидзе П.Г. Если биллинг номера ФИО-1 истребован в усеченном виде, за короткий период времени, без обозначения места нахождения абонента, это затрудняет анализ ситуации. Отсутствие проверки предыдущего номера в ходе предварительного следствия может быть расценено как неполнота расследования преступления по ст.

Нет в деле и никаких документов, подтверждающих обратное. В ходе судебного заседания нами исследовалось заключение судебных экспертов-психиатров, изучавших личность Аракчеева С.В. У экспертов Института им.В.П.Сербского, где Аракчеев С.В.
В любом правовом обществе классический образ адвоката ассоциируется прежде всего с его речью. Определение «защитительная речь адвоката» состоит из двух понятий: общеустановленного понятия «речь» и правового понятия «защита».

Никто и никогда не замечал за Аракчеевым ни малейших признаков недоброжелательности по отношению к людям другой национальности, да и вообще какой-либо недоброжелательности.
Если Вы зашли на эту страницу, то возможно, Вы или Ваши близкие столкнулись с проблемами, для решения которых требуются профессиональный опыт и юридические знания.

Ваша честь, уважаемый прокурор, присутствующие в зале! По окончании производства судебного следствия, на первый взгляд, в данном уголовном деле нет ничего необычного, создается впечатление, что обсуждаемые события преступления являются заурядными, поскольку действие происходит между лицами, злоупотребляющими алкогольными напитками, т.н. асоциальными элементами, поэтому всегда можно списать данную ситуацию по аналогии с другими и свести все это к эволюции, когда указанные персонажи ликвидируют друг друга, а выжившие отправляются в места лишения свободы, тем самым освобождая людей от своего присутствия.Начнем с того, что по версии обвинения, «15 января 2003 года по указанию командира части 3186 … подполковника Егорова Е.А. на взводный опорный пункт (ВОП-4) … с целью проверки технического состояния специальной аппаратуры связи была направлена бронегруппа под командованием старшего лейтенанта в/части 3186 Чурина А.А.

Уважаемый суд, Ваша честь. Ознакомившись с материалами дела, и участвуя в судебном заседании, я увидел много деталей, отражённых в различных протоколах, которые вызывают большие сомнения в том, что на скамье подсудимых находится именно виновное лицо. В связи с этим призываю суд к осторожности в своих суждениях и окончательном выводе, и хочу напомнить, что, согласно положению статьи 6 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации уголовное производство имеет своим назначением, в том числе и защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения её прав и свобод.

А также проверку полноты истребования следствием биллингов по временному интервалу и по всем интересующим номерам абонентов.

Хаснуллин подтвердил их правдивость. Губка не отрицал в суде 15 марта 2013 года совершение адвокатом этих действий. На вопрос прокурора о действия адвоката он ответил «не помню».

Пункт 5 Стандарта устанавливает, что адвокат должен согласовать с подзащитным позицию по делу исходя из презумпции невиновности. То есть речь идет об одной позиции, но не о совокупности двух позиций. Если презумпция невиновности на стороне защиты, то адвокату нельзя соглашаться с виновностью подзащитного, когда подсудимый отрицает ее. Но если защитник сойдет с этой позиции, то он забывает благоприятную стороне защиты презумпцию невиновности и лишает себя одного из лучших своих доводов. Фактически в этом случае защитник помогает обвинению.

dtpstory.ru

При обвинении по ст.105 УК РФ не только уголовно наказание максимально высокое, но и вероятность ошибки — наиболее высокая, т.к. косвенные улики — основная доказательственная база по убийствам. При этом не исключаются и ситуации, когда человека задерживают на месте преступления с явными признаками его совершения. Ведь установление мотивов, психологического состояния и прочих субъективных факторов в ходе предварительного следствия по убийству (статье 105 УК) находятся на первом плане. Какие доказательства фигурируют по делам об убийствах? О следственных манипуляциях с оружием — в любом кино расскажут и покажут. Мы остановимся на «неинтересных», но не менее важных доказательствах по уголовным делам, помимо стандартного набора, в который входят психиатрическая экспертиза обвиняемого, судебно-медицинская экспертиза жертвы преступления, осмотр места происшествия, обыски.

Защитительная речь по уголовному делу в отношении с. о причинении смерти к.

С. Очень близки по квалификации содеянного С. диспозиции ст.ст. 108 и 109 УК РФ, однако при более тщательном анализе не остается сомнений, что действия подсудимого идеально подходят под описание, изложенное в ст. 37 УК РФ. В любом случае, Ваша честь, я верю, что Вы, как грамотный юрист, профессионал своего дела, тщательно разберетесь в обстоятельствах происшедшего, и вынесете справедливое решение в качестве последней инстанции, с учетом всех обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, таких как характеристики личности подсудимого, который не представляет никакой социальной опасности для окружающих, имеет малолетнего ребенка, кроме того, на всем протяжении предварительного следствия давал правдивые и последовательные показания, активно содействуя раскрытию данного преступления, что в любом случае должно истолковываться как основание для применения ст.

Читайте также:  Ненормированный рабочий день что это значит и как оплачивается

Речь по делу с.а. баянова в ростовском областном суде

Грицко сергей валерьевич

Будучи связанным единственной позицией и не оказывая суду содействие в поисках иных аргументов, направленных на улучшение положения подзащитного, нельзя быть уверенным в том, что эти обстоятельства будут учтены при вынесении итогового акта. Не стоит быть идеалистами – с учетом ничтожного процента вынесения судами оправдательных приговоров, когда требование оправдать подзащитного звучит в большинстве процессов и остается без удовлетворения, стоит ли умалчивать об иных обстоятельствах, в частности о неверной квалификации? В этой связи с этим Ф.Н.
Плевако высказался так: «Обращаясь к судьям, защита не должна самоуверенно ограничивать свое слово отрицанием вины. Она должна смирить себя и предположить, что ей не удастся перелить в души судей свои убеждения о невиновности подсудимых.

Доказательства защиты по уголовному делу по статье 105 ук рф

В этой ситуации, более взвешенной представляется позиция литовских коллег, которые в своих методических рекомендациях для адвокатов, указывают следующее: «В деле любого типа, если обстоятельства дела дают основания как для осуждения, так и для оправдания, в своей речи защитника адвокат не только должен указать обстоятельства, оправдывающие подзащитного и опровергающие его виновность, он также должен поднять вопрос о переквалификации дела (если этот вопрос может обсуждаться в конкретном деле), указать все смягчающие обстоятельства и дать характеристику личности подзащитного» . Подводя итог приведенным мнениям, прихожу к выводу, что альтернативная защита в уголовном процессе имеет право на существование, и адвокату пренебрегать ею не стоит.

Прения по уголовному делу образец ст 105

Расшифровка речи адвоката дмитрия динзе в прениях

При этом доверитель, руководствуясь различными мотивами, с мнением защитника не соглашается (которое нередко впоследствии оказывается правильным), и настаивает на своей позиции, что является его абсолютным правом. Весь трагизм ситуации может заключаться в том, что отстаивание линии защиты, избранной клиентом может оказаться неэффективным и приводит к негативным результатам, поскольку адвокат был лишен возможности предложить суду другой вариант разрешения уголовного дела по существу, в частности дать аргументированное обоснование соображений о квалификации преступления. В этой ситуации, когда обязанность адвоката защитить права и интересы клиента всеми возможными средствами ограничена волей доверителя, адвокат практически балансирует между нарушением права на защиту своего клиента и так называемой альтернативной защитой, о понятии и допустимости которой речь пойдет далее.

И не потому, что я не хочу выглядеть дурачком, как вы могли подумать, а потому, что мне, повторяю, терять придется меньше, чем ему». И продолжил: «Я знаю, как все происходило, и знаю также, почему это случилось.

Да, мой подзащитный убил. Это подтвердили беспристрастные свидетели и анализ экспертами вещественных доказательств. Он убил человека в целях самозащиты. После совещания суд назначил обвиняемому наказание — два года службы в штрафном батальоне за превышение границ самообороны.

Это было хорошее решение. Несмотря на приведенные доводы о полноте альтернативной защиты, нельзя не признать, что существует риск, что ее могут расценить как с позицию, не соответствующую позиции подзащитного, что требует от адвоката огромного профессионализма в ее применении.

Образец защитительной речи по ч 1 ст 105 ук рф

Совершенно недопустимо, когда адвокат просит суд оправдать подсудимого, с оговоркой, — если уважаемый суд, (ваша честь!), не разделит позицию защиты, адвокат согласен на меру наказания не связанную с лишением свободы.» По мнению автора, эта альтернативность свидетельствует о неуверенности адвоката в правильности избранной по делу позиции, и сводит на нет, всю убедительность основной части защитительной речи, в которой адвокат убеждал суд в невиновности подзащитного. Приведенное мнение разделяется, в том числе и судейским сообществом, что находит многократное отражение в обобщениях судебной практики.

Не будем далеко ходить за примером — в «Обзоре судебной практики по уголовным делам президиума Нижегородского областного суда за второй квартал 2013 года» , утвержденным постановлением президиума Нижегородского областного суда от 07.08.2013г.
Оглавление:

    • Речь адвоката в прениях по уголовному делу
    • Прения по уголовному делу с доводами о применении статей 64, 73 УК РФ
    • Выступление в прениях по уголовному делу ст 105 ук образец
    • Защитительная речь по уголовному делу в отношении С
    • Речь защитника об оправдании подсудимого по ст
    • Речь по делу С
  • Речь по делу С.А. Баянова в Ростовском областном суде
    • Доказательства защиты по уголовному делу по статье 105 УК РФ

Речь адвоката в прениях по уголовному делу Общественный порядок — это сложившийся в обществе комплекс отношений между людьми, обеспечивающий общественное спокойствие, неприкосновенность личности и целостность собственности, нормальное функционирование государственных и общественных институтов.
Она должна на случай признания фактов совершившимися и преступными указать на такие данные, которые в глазах всякого судьи ведут к снисхождению». Этим же вопросом задаются наши современники — адвокаты Костанов Ю.


и Паничева А. «Если защитник в нашем суде, не привыкшим выносить оправдательные приговоры ограничится только одним требованием об оправдании, не обеднит ли он защиту? По мнению Шафороста Г.М. адвокат должен изложить все вытекающие из дела доводы в пользу защиты на тот случай, если суд не согласится с ним и признает виновным его подзащитного, что чаще всего и происходит в судебной практике.
Конституции РФ), «Адвокат, принявший в порядке назначения или по соглашению поручение на защиту по уголовному делу, не вправе занимать по делу позицию, противоположную позиции доверителя, и действовать вопреки его воле, за исключением случаев, когда адвокат-защитник убежден в наличии самооговора своего подзащитного» (п. 3 ч. 4 ст. 6 ФЗ от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» ), «При осуществлении профессиональной деятельности адвокат обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности, активно защищать права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законом и настоящим Кодексом; «Кодекс профессиональной этики адвоката» (ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката).

Образец защитительной речи адвоката по ст. 139 УК РФ

Уважаемый суд, представитель государственного обвинения, присутствующие!

Закончено рассмотрение апелляционной жалобы на решение суда 1-й инстанции в отношении Ф. в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 139 УК РФ — неза-конном проникновении в жилище потерпевших В.А и В.Н. (расположенного по адресу: совершенном против воли проживающих в нем лиц с применением насилия или с угрозой его применения).

В судебном заседании изучены показания потерпевших, свидетелей, подсудимого, письменные материалы настоящего уголовного дела.

Согласно требованиям ст.73 УПК РФ, при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию такие обстоятельства, как «…событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления, виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы… обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания…», т.е., фактически установление истины по уголовному делу. Обязанность установления истины по уголовному делу лежит на лице, осуществляющем предварительное расследование, а установить истину значит установить картину происшедшего события, максимально приближенную к объективной истине, что возможно лишь при полном, беспристрастном и всестороннем исследовании всех обстоятельств, имеющих значение для дела. значение для дела. Только тогда возможен правильный вывод о случившемся событии, правильное процессуальное решение.

Принципы всесторонности, полноты и объективности предварительного расследования содержатся в содержании таких норм уголовно-процессуального закона, как ч. 4 ст. 152 УПК РФ — об обеспечении полноты и объективности предварительного следствия, в ч. 2 ст. 154 УПК РФ — о всесторонности и объективности предварительного расследования и разрешения уголовного дела, а в ч. 6 ст. 340 УПК РФ- о нарушении принципа объективности и беспристрастности, что позволяет судить о том, что требованиями этих норм является достижение истины по делу. Тем самым УПК РФ обязывает лиц, осуществляющих предварительное расследование, обеспечить всесторонность, полноту и объективность его производства.

Исходя из смысла вышеизложенного, можно ли утверждать, что полно, беспристрастно и всесторонне исследованы все обстоятельства, имеющие значение для дела, изучены ли и доказаны все обстоятельства, имеющие значение для настоящего уголовного дела? Являются ли данные материалы категорическими и безоговорочными основаниями для признания моего подзащитного виновным в совершении инкриминируемого ему деяния? Устранены ли в порядке, установленном УПК РФ, все сомнения в его виновности?

Считаю, что вина моего подзащитного в совершении инкриминируемого преступления материалами дела однозначно не доказана, в материалах дела отсутствуют категорические основания для убедительного вынесения обвинительного приговора моему подзащитному Ф. по ч. 2 ст. 139 УК РФ, а имеющиеся в материалах дела противоречия, ставящие под сомнение совершение моим подзащитным инкриминируемых ему преступлений не устранены в установленном законом порядке.

— По мнению защиты, предварительное расследование по настоящему уголовному делу проведено формально, необъективно, более того, предвзято по отношению к моему подзащитному, а в его ходе были допущены грубые нарушения уголовно-процессуального законодательства, которые повлияли на полноту, всесторонность, объективность расследования по делу и тем самым привели к нарушению права на защиту и к лишению, стеснению иных гарантированных законом прав моего подзащитного. Не подлежит сомнению, что органы предварительного следствия, исследуя обстоятельства, подлежащие доказыванию, анализируя их и принимая решение о привлечении моего подзащитного к уголовной ответственности, изначально, не допуская и мысли о невиновности моего подзащитного, объективности его версии об отсутствии умысла на незаконное проникновение в жилище, но apriori приняли за истину показания потерпевших. Естественно, что и все предварительное расследование настоящего уголовного дела заключалось не в установлении действительно истины по делу, но свелось к попыткам изыскать доказательства вины моего подзащитного в совершении инкриминируемого ему преступления, т.е. велось односторонне, необъективно, формально и не в полном объеме.

Это видно и из того, что по делу неоднократно передопрашивались потерпевшие, что, однако, не исключило противоречий между первыми и последующими показаниями потерпевших, а равно и противоречия их показаний между собой. Анализируя показания потерпевших, несложно прийти к выводам, что в ходе предварительного следствия потерпевшие неоднократно и коренным образом – для настоящего уголовного дела — меняли свои показания и свои позиции, чем дальше, тем более приобретая обвинительный уклон, дополнительную квалификацию. Так, в показаниях В.А. от 13.02.3009 г. (л.д. 40-43) нет ни слова о том, что Ф. наносил удары В.Н., впоследствии же, в показаниях данных 26.02.2009 г. (л.д. 45-46), она уже свидетельствует о таковых. В показаниях В.А., данных 17.02.2009 г. (л.д. 59-61) и 25.02.2009 г. (л.д. 62-62), количество ударов, якобы нанесенных ей моим подзащитным, также существенно увеличивается.

В показаниях же потерпевшего В.Н.от 12.02.2009 г. (л.д. 50-54) вообще речь идет об ударах, которые Ф. наносил потерпевшей В.А. в лицо, по конечностям. Согласно заключении, судебно-медицинской экспертизы № 988-М от 18.02.2009 г., у В.А. обнаружены кровоподтеки на верхней левой конечности, что прямо опровергает показания В.Н.

Во всех протоколах допросов потерпевших речь подчеркнуто – я бы сказал, с юридически грамотной квалификацией действий Ф., что само по себе настораживает — идет о совершении моим подзащитным незаконного проникновения в жилище потерпевших против их воли. При этом в ходе предварительного следствия не устанавливались обстоятельства, являющиеся действительно юридически значимыми для квалификации действий моего подзащитного – а именно, в чем же фактически выразилось их прямое волеизъявление потерпевших в момент проникновения Ф. на веранду, напротив, из материалов дела следует, что до того момента, пока Ф. не оказался на веранде, никто никаких запретов ему не изъявлял. Данные обстоятельства были подтверждены и показаниями потерпевших В.А., Вн. в судебном заседании.

Почему же сложилась настолько противоречивая картина происходившего?

Именно для понимания этого важен мотив, в силу которого мой подзащитный вообще направился к дому В. В ходе судебного следствия пристально изучались обстоятельства, события, непосредственно предшествующие так называемому незаконному проникновению в жилище, якобы совершенному моим подзащитным, несмотря на протесты некоторых участников процесса и то, что он, казалось бы, они не имеют отношения к предъявленному обвинению.

Именно установление полной и объективной картины этих событий позволяют установить настоящие мотивы поступков моего подзащитного, направленность его умысла при их совершении. В ходе предварительного следствия указанные обстоятельства исследованы были предвзято, необъективно и неполностью – так, показания свидетелей С. и С.А., имеющиеся в материалах дела, неполны, значительно отличаются от показаний, данных в судебном заседании, а свидетель Б. попросту в ходе предварительного следствия не была допрошена.

Читайте также:  В 16 лет пришла повестка военкомат

Анализируя показания моего подзащитного, его супруги С.А., свидетелей С., Б., никоим образом не заинтересованных в результатах расследования УД, но заинтересованных в установлении объективной справедливости и неотвратимости наказания за совершенное преступление как такового, т.е. в раскрытии истины по делу, которые в судебном заседании дали взаимоподтверждающие, дополняющие друг друга четкие, последовательные и логичные показания , дающие нам основания предположить совершенно иную картину происходившего 04.01.2009 года.

Допрошенный в судебном заседании, мой подзащитный пояснил, что 04 января 2009 года в период времени с 01.00 до 02.00 на проезжей части напротив дома №6 по ул. В.А., В.Н. и А.С., в присутствии третьих лиц, действуя умышленно, с целью причинения телесных повреждений, беспричинно, используя для развязывания ссоры надуманный незначительный повод, игнорируя принесенные им извинения проявили ничем не спровоцированную агрессию в его отношении, высказывали в его адрес оскорбления в грубой нецензурной форме, после чего А.С. беспричинно, без всякого на то с его стороны повода, умышленно нанес ему один удар кулаком в лицо, от чего тот упал на землю.

После этого А.С., не желая прекращать избиения, стал умышленно наносить ему многочисленные удары руками, ногами по лицу, телу, конечностям. В это же время А.В. и В.Н, действуя совместно с А.С., игнорируя попытки присутствующих Ф, С.А., Б. прекратить избиение, умышленно, с целью причинения телесных повреждений, стали также наносить многочисленные удары руками, ногами по лицу, телу, конечностям.

Данные обстоятельства подтверждаются выводами судебно-медицинской экспертизы №16-М от …, у Ф.. имеются кровоподтеки на лице, шее, правом плече, правом локтевом сус-таве, боковой поверхности грудной клетки слева, левом коленном суставе, не повлекшие вреда здоровью, показаниями свидетелей С.А. Б.

С другой стороны, показания А.С., А.В. , В.Н.в этой части следует оценивать критически, поскольку они являются позицией их защиты в случае привлечения их к уголовной ответственности за побои, причиненные моему подзащитному. Считаю, что показания А.С., А.В, В.Нв части первоначального конфликта с Ф., а равно показания В.Н. в части обстоятельств так называемого незаконного проникновения в жилище нельзя рассматривать как объективные и соответствующие реально происходившему и истине, и, в силу этого, брать за основу при вынесении решения по данному уголовному делу по следующим причинам.

Вообще, говоря о показаниях свидетелей А.С., А.В. сразу возникает недоумение – в РФ официальный выходной, только что отгремел салютами НГ, три молодых человека несколько часов находятся в заведении, предназначенном для совместного употребления спиртных напитков и при этом трезвые? Кстати, согласно показаниям свидетелей Ф., С.А., Б., никто из троих трезвым не был.

Им приносят извинения – но они продолжают конфликт, который заканчивается избиением Ф.

Причиненные ими Ф. побои жестко определяли их показания, которые преследовали только цель защиты их собственных интересов и, в силу этого, исключили бы все основания для привлечения их самих к уголовной ответственности за содеянное.

Показательным является предложение В.А. Ф. денег – понятно, что из беседы с сыном той было известно об избиении Ф. По мнению защиты, в ходе и предварительного и судебного следствия А.С., А.В., В.Н. были и остались лицами, заинтересованными в исходе дела.

Понятно по-человечески, что у моего подзащитного возникло желание защитить свою честь и достоинства, ранее грубо попранные В.Н и его друзьями, избившими его в присутствии жены и друзей, понятно и то, что разумнее было оставить любые действия на более позднее время — однако поведение моего подзащитного было обусловлено фактически сильнейшим эмоциональным возбуждением, что также объяснимо.

Именно поэтому Ф. направился к В-ым, не имея при этом умысла на незаконное проникновение в жилище, не пытался выломать дверь, а только стучал, желая, чтобы к нему вышел В.Н., т.е. направленности умысла лишь на желание увидеть В.Н. защитить свою честь и достоинства, ранее грубо попранные В.Н.С. и его друзьями. То, что он оказался на веранде, произошло случайно, в результате сделанного по инерции движения Ф. нарушения координации движений на скользком крыльце. Следует также установить — насколько прочно было дверное полотно, косяк, которые были повреждены, в результате чего и открылась дверь, могло ли произойти подобное при обстоятельствах, указанных моим подзащитным.

Следует заметить, что версия моего подзащитного о неумышленном проникновении на веранду, вероятность происхождения событий именно так, как указал мой подзащитный, не изучалась и никакими материалами дела опровергнута не была, напротив, показания независимых свидетелей С.А. Б. подтверждают ее.

По смыслу закона нарушение неприкосновенности жилища должно быть совершено с прямым умыслом и против воли проживающего в нем лица, однако по данному конкретному делу не установлено, что мой подзащитный совершил нарушение неприкосновенности жилища именно против воли потерпевших, которые, как установлено по делу, своего волеизъявления в тот момент, когда Ф.. зашел на веранду, не высказывали, поскольку были в других помещениях. Таким образом, умысел моего подзащитного просто не мог быть направлен на совершение проникновения в дом осознанно, против чьей-то воли, Каких-либо иных данных, свидетельствующих о том, что в данной конкретной ситуации умысел Ф. был направлен именно на нарушение неприкосновенности жилища, не установлено, согласно же показаниям свидетелей С.А., Б., непосредственно присутствовавших при так называемом незаконном проникновении в жилище, Ф.. стучался в дверь, а не пытался ее целенаправленно выбить, а позднее никаких ударов В.А. И В.Н. не наносил.

Фактически в отношении указанных обстоятельств — как незаконного проникновения в жилище, так и нанесения телесных повреждений потерпевшим складывается ситуация, в которой показания потерпевших противоречат показаниям как моего подзащитного, так и показаниям незаинтересованных свидетелей, это противоречие в ходе рассмотрения дела судом 1-й инстанции устранено не было, но в нарушение действующего закона было просто проигнорировано.

Согласно ст. 49 Конституции РФ, неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.

Согласно ст. 14 УПК РФ, все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого, а обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

Суд первой инстанции при вынесении решения неправомерно не принял данные обстоятельства во внимание.

На основании изложенного, руководствуясь п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ,

Доказательства защиты по уголовному делу по статье 105 УК РФ

В уголовном деле по статье 105 УК РФ защита представлена с обоих сторон: противостояние потерпевших и обвиняемых максимальное. При этом задача адвоката, осуществляющего защиту потерпевшего, — добиться полноценного расследования, а адвокат обвиняемого — держать следствие в рамках выработанной тактики защиты.
Какие доказательства защиты могут быть по уголовному делу по ст. 105 УК?

При расследовании убийства потерпевшие, как правило, занимают активную позицию. Соответственно, подзащитному требуется высоко профессиональная квалификация адвоката и все его навыки по участию в предварительном следствии.

При обвинении по ст.105 УК РФ не только уголовно наказание максимально высокое, но и вероятность ошибки — наиболее высокая, т.к. косвенные улики — основная доказательственная база по убийствам. При этом не исключаются и ситуации, когда человека задерживают на месте преступления с явными признаками его совершения. Ведь установление мотивов, психологического состояния и прочих субъективных факторов в ходе предварительного следствия по убийству (статье 105 УК) находятся на первом плане.

Какие доказательства фигурируют по делам об убийствах? О следственных манипуляциях с оружием — в любом кино расскажут и покажут. Мы остановимся на «неинтересных», но не менее важных доказательствах по уголовным делам, помимо стандартного набора, в который входят психиатрическая экспертиза обвиняемого, судебно-медицинская экспертиза жертвы преступления, осмотр места происшествия, обыски.

Первый блок доказательств — телефонные детализации (или биллинги). Участвуя в уголовном деле по статье 105 УК РФ необходимо уметь анализировать биллинги самостоятельно, не полагаясь на следствие. В нашей практике в одном из уголовных дел были истребованы биллинги номеров телефонов подозреваемого, потерпевшей, свидетелей. Анализ телефонных детализаций показал, что показания нескольких свидетелей о том, что вечером 16 июля подозреваемый приезжал к ФИО-1, где они выпили по бутылке пива, а затем, около 21 часов поехали к ФИО-2 в гости, где и оставались до 01 час ночи, не соответствуют действительности.
Кроме того, анализ биллингов предполагает не только сопоставление с показаниями свидетелей и потерпевших по уголовному делу, но и между собой. А также проверку полноты истребования следствием биллингов по временному интервалу и по всем интересующим номерам абонентов. Если биллинг номера ФИО-1 истребован в усеченном виде, за короткий период времени, без обозначения места нахождения абонента, это затрудняет анализ ситуации.

Второй блок доказательств — компьютерно-технические экспертизы телефонов, планшетов, ноутбуков, компьютеров и/либо осмотры их содержимого. В материалах уголовного дела, например, имеется распечатка содержимого телефона подозреваемого. Сопоставлением экспертиз и биллинга, например, можно установить, что в качестве первоначального номера в телефоне прописан номер +7916. вероятно указанным номером подозреваемый пользовался до августа 2012 года.
Отсутствие проверки предыдущего номера в ходе предварительного следствия может быть расценено как неполнота расследования преступления по ст. 105 УК РФ. Данное обстоятельство может служить основанием для возвращения уголовного дела на доследование.

Третий блок доказательств — анализ (сопоставление) свидетельских показаний, выявление не только противоречий, но и взаимодополнений, возможно даже косвенных, но требующих оценки как доказательству по статье 105 УК. Так, показания обвиняемого о том, что он не встречался с убитой, могут быть опровергнуты утверждением свидетеля о том, что он разговаривавшего с жертвой, и она ему ответила, что «у нее очень важный разговор, и она перезвонит» (если по ситуации это происходит в нужное время и в нужном месте). В ходе предварительного следствия следователь может не обратить внимания на свидетельские показания о взаимоотношениях подозреваемого и жертвы, либо не дать им должной юридической оценки.

Четвертый блок доказательств — процессуальное оформление сведений, добытых адвокатом, в ходе предварительного следствия. Например, адвокат ходатайствует о приобщении к уголовному делу результатов адвокатского опроса знакомых подозреваемого по статье 105 УК, — о том, что указанное преступление он мог совершить через участников местной группировки по кличке «Ф..» (ФИО-3, тел.916..) и «П..»(тел 903. ). Однако данная информация следствием может остаться не проверенной, поэтому необходимо одновременно ходатайствовать об истребовании биллингов, установлении личностей и проведении допросов.

Пятый блок доказательств — установление нарушений при проведении оперативно-розыскных мероприятий. Как следствие, подача ходатайства о признании недопустимым доказательством, либо в зависимости от целей защиты, жалоба о формальном подходе и неполноте. Например, согласно справки начальника розыска в отношении подозреваемого по статье 105 УК были выставлены сторожевики по всем направлениям, а в это время по сведениям имеющимся у адвоката, он свободно выезжал за границу, а затем без ограничений передвигался по Московской области, что можно объяснить лишь тем, что ОРМ выполнялись лишь на бумаге.

Шестой блок доказательств — молекулярно-генетическая экспертиза для установления генетического кода жертвы (при отсутствии трупа) по уголовному делу по ст. 105 УК. Адвокат должен уметь анализировать описательную часть данных экспертиз, чтобы дать оценку их допустимости и обоснованности. Для ясности, приведем пример из нашей практики — жалобу адвоката по одному из уголовных дел:
«Для установления генетического кода ФИО-1 использовались образцы ДНК ФИО-2 и ФИО-3. Однако не понятно, почему при имеющемся генетическом коде ФИО-1, эксперт проводит сравнительное исследование с ДНК ФИО-3 и ФИО-2.
Согласно выводов эксперта, «генотипические комбинации аллельных вариантов ДНК объектов 16 и 17 выявлены только по STR-локусам: LPL, VWA, CD4, D22S1045, D3S1358, и «генотипические комбинации аллельных вариантов ДНК 16 и 17 отличаются от генотипических комбинаций аллельных вариантов ДНК вол 1 по STR-ЛОКУСАМ D3S1358,CD4,VWA. При этом, вывод о различии аллельных вариантов ДНК 16 и 17 и вол 1 по STR-локусу D3S1358 сомнителен, поскольку:
Во- первых, на хроматограмме объекты 16 и 17 наносились как один состав (что является грубейшим нарушением правил проведения экспертиз),
Во- вторых, по данному локусу имеются совпадения между одним из объектов (16 или 17) с БОН и одним из объектов(16 или 17) с вол1 (принадл.ФИО-1).
Таким образом, из пяти возможных локусов три имеют совпадения с вол1.
Также кажется странным возможность выявления пяти локусов, при том, что остальные локусы не проявляются совсем.
При этом, следователем не был допрошен эксперт и не выяснены ответы на вопросы:
-Возможно ли определить, человеку или другому существу принадлежат обнаруженные в автомашине капли крови?
-Если да, то принадлежат они мужчине или женщине?
-Какие локусы являются определяющими при сравнении ДНК и какова вероятность принадлежности обнаруженных образцов крови ФИО-1?
-Могут ли образцы содержать ДНК двух лиц, если да, то имеются ли локусы, принадлежащие мужчине?
-Может ли применение чистящих и других химических веществ влиять на характеристики крови и давать различия в данных хроматограмм?»

Читайте также:  Переходит ли в собственность служебное жилье

Предварительное следствие по уголовному делу по статье 105 УК всегда планомерно реализует мероприятия, исходя из отрабатываемой версии стороны обвинения. Хорошо, если они совпадают с позицией защиты, в противном случае — это трудоемкая и кропотливая работа адвоката по сбору доказательств в пользу подзащитного.

Хотите выиграть дело? — звоните +7 964 500 00 11,

опыт и знания лучших адвокатов всегда для Вас

Подготовьте реферат защитительной речи адвоката в суде I инстанции на конкретном примере

Выдающийся теоретик судебного красноречия П.С. Пороховщиков (П. Сергеич) отмечает, что судебную речь должна отличать прежде всего необыкновенная исключительная ясность. Понимать, что доходит до разума людей и трогает их сердца. Понимать мотивы поступков, чтобы постичь глубины человеческого поведения. Переходить от частностей дела к его универсальным истинам. Вовлекать аудиторию в фабулу дела. Выявлять нелогичность оппонента. Выражать свои чувства и логику доступным для аудитории языком. В адвокатской практике уже давно выработался определенный стандарт построения этой речи, который составляют ее следующие составные части:

  • — вступление;
  • — анализ фактических обстоятельств дела;
  • — анализ юридической квалификации предъявленного в вину подзащитному обвинения (правовая оценка совершенного деяния);
  • — характеристика личности подзащитного;
  • — заключение.

Вступительная часть речи определяет стержень, по которому дальше будет развиваться изложение материала. В любом случае эта часть речи не должна быть большой. Наиболее ответственным разделом является изложение обстоятельств дела и позиции защиты по оценке исследованных в суде доказательств. Как правило, в такой оценке присутствует их критический анализ, высказывается собственное мнение, основанное на законе, добытых опровержениях позиции обвинения и полученных подтверждений оправдывающих доказательств. Остальные части содержательного уровня речи не представляют особой сложности, и наполнение их конкретным материалом зависит от полученных в процессе судебного следствия сведений, представляющих собою доказательственную базу по делу. Речь адвоката по уголовным делам в суде I инстанции Понятие и этический аспект защитительной речи. Психологические трудности защиты. Сочетание защитой законных интересов подсудимого с интересами общества и государства. Нравственная основа выступлений.

Речь адвоката Свирина Ю.А. в Кировском областном суде по делу Гирша В.Р.

Речь адвоката Свирина Ю.А. в Кировском областном суде по делу Гирша В.Р., обвиняемого по ст. ст. 30 (ч. 3), 105 (ч. 2, п.п. “е”, “ж”, “з”) УК РФ (покушение на убийство общеопасным способом, по найму, организованной группой); а также по ст. 112 (ч. 2, п. “г”) УК РФ (в том, что в составе организованной группы совершил умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью); а также по ст. 222 (ч. 3) УК РФ (своими действиями совершил незаконное приобретение, ношение огнестрельного оружия и боеприпасов в составе организованной группы).

Мой подзащитный Гирш В.Р. признал свою вину по предъявленному обвинению частично. И хотя на предварительном следствии он подробно рассказал обо всех обстоятельствах дела, написал чистосердечное признание, у него, как и у защиты, есть сомнения в правильности, а следовательно в обоснованности и законности той квалификации, которая была дана на предварительном следствии.

В связи с чем я хочу поделиться с вами своими соображениями и сомнениями по квалификации содеянного моим подзащитным.

Гиршу, как впрочем и другим подсудимым, предъявлено обвинение в том, что они совершили ряд преступлений в составе организованной группы. С этой целью для формирования у суда мнения следователь в повествовательной форме изложил рассказ (а по другому я его назвать не могу) о том, “что в г. Кирове в 90-х годах были организованы преступные группировки, которые занимались массовой преступной деятельностью, вымогательством денег и имущества. Между группировками возникали конфликты” ну и т. д. Язык данного изложения был бы хорош для художественного романа, но никак не для обвинительного заключения, в котором должны содержаться факты и доказательства.

Доказательств о том, что существовала конкретная преступная группа, следствием не добыто. Лица, которые якобы организовали преступную группу находятся на свободе. Им не предъявлено обвинения. Сами подсудимые, как на предварительном следствии, так и в суде заявляли, что ни в какую преступную группу не входили. Следствие и государственное обвинение в подтверждение своей версии не приводит ни одного доказательства. В обвинительном заключении нет ответов на вопросы: кто руководил, кто входил, когда организовал, как распределялись роли и обязанности, кто финансировал. Кроме абстрактного повествования, ничего нет. Поэтому, исходя из вышеизложенного, я прошу исключить из обвинения Гирша такой квалифицирующий признак как совершение преступления в составе организованной группы.

Следующий момент, на который я хотел бы обратить ваше внимание. Гиршу предъявлено обвинение в покушении на убийство по п. “з” ст. 105 УК РФ, т. е. из корыстных побуждений.

Действительно, в своих первоначальных показаниях Гирш В.Р. говорил о том, что Н. обещал ему денежное вознаграждение и увеличение зарплаты за убийство Т. Однако как следует из материалов дела сам Н. проходит по делу не как организатор преступления, а как свидетель и, следовательно, ничего подобного он уже не мог говорить Гиршу. Что, собственно, Н. в своих показаниях и подтвердил: “Никакого денежного вознаграждения Гиршу не обещал. Сам был свидетелем разговора между Гиршем и К., когда К. предложил Гиршу убить Т. В этом разговоре ни о каких деньгах речь не шла, а Гирш согласился только потому, что хотел возвыситься в глазах ребят”.

Изместьев в своих показаниях в судебном заседании также говорит о том, что он предложил Гиршу возле шашлычной совершить убийство Т., Гирш согласился, но ни о каких деньгах речь не шла.

Чем же обосновывает свое обвинение по п. “з” ст. 105 УК РФ следствие? Первое: либо первоначальными показаниями Гирша, в которых фигурирует Н., но эту версию нельзя признать состоятельной по тем основаниям, о которых я уже говорил. Н. проходит по делу свидетелем, в противном случае он попал бы в разряд обвиняемых. И второе: более поздними показаниями Гирша, в которых Гирш говорит, что после того, как он уже согласился на убийство Т., со стороны К. было обещано вознаграждение, на которое Гирш не обратил внимания, т. к. не это было главным мотивом его согласия.

Теория уголовного права (комментарий УК, учебная литература по уголовному праву) комментирует убийство из корыстных побуждений как умышленное убийство совершенное в целях получения материальной выгоды для виновного. Таким образом, налицо должен быть корыстный мотив, и при совершении убийства виновный должен руководствоваться этим мотивом. Этого в действиях и в мотивах Гирша не было. Поэтому я прошу исключить из обвинения Гирша п. “з” ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Далее, на что я обращаю ваше внимание, уважаемый суд.

Гирш обвиняется в умышленном причинении средней тяжести вреда здоровью, в составе организованной группы, т. е. по п. “г” ч. 2 ст. 112 УК РФ. И хотя про организованную группу я уже говорил и просил исключить ее как квалифицирующий признак из обвинения, добавлю. Для квалификации по ст. 112 ч. 2 п. “г” УК РФ необходимо, чтобы умысел группы лиц был един и направлен именно на причинение вреда здоровью. Однако, как следует из материалов дела, Изместьев, Гирш и Смирнов получили задание на убийство Т., а не на убийство или причинение вреда здоровью Ю. Все действия подсудимых, согласно обвинительному заключению, были направлены к единой цели, а именно на убийство Т. Ранение Ю. из пистолета ТТ, который, как предполагается следствием, был у Гирша, скорее можно отнести к эксцессу исполнителя или преступной небрежности самого Гирша. Никакого сговора у Гирша с другими подсудимыми на этот счет не было. Да и предъявляя обвинение по ст. 112 УК РФ только одному Гиршу, следствие тем самым подтверждает, что он один является субъектом данного состава преступления. А где же тогда группа, если никто больше не привлечен к уголовной ответственности по ст. 112 УК РФ? Поэтому действия Гирша следует квалифицировать по ч. 1 ст. 112 УК РФ.

В соответствии со ст. 15 УК РФ данное преступление является преступлением небольшой тяжести. В соответствии со ст. 78 УК РФ, срок давности по таким преступлениям составляет 6 лет, который истек в июле 2004 г. Гирш на протяжении 6 лет от следствия не скрывался. Совершенно легально проживал в Московской области, был зарегистрирован, женился. Работал охранником в частном охранном предприятии и имел право носить огнестрельное оружие, а следовательно проходил милицейскую проверку. Исходя из вышеизложенного, я прошу освободить Гирша от уголовной ответственности по ст. 112 УК РФ.

Гирш также обвиняется по ст. 222 ч. 3 УК РФ. Я уже просил суд исключить организованную группу из обвинения. И, если суд согласиться с моими доводами, то действия Гирша следовало бы квалифицировать по ч. 2 ст. 222 УК РФ. Однако, вменяя Гиршу незаконное ношение оружия, а именно пистолета ТТ, следствие основывает свои выводы на предположениях. Пистолет с понятыми не изымался, не осматривался, к делу не приобщался и не фигурирует в деле в качестве вещественного доказательства. Экспертиза пистолета не проводилась. А баллистическая экспертиза гильз показывает, что одни гильзы были отстреляны из пистолета Макарова, который был у Изместьева, а другие — из пистолета Токарева либо из другого пистолета. А что если Гирш и Изместьев заблуждаются ввиду своей неопытности по поводу того, какой пистолет был у Гирша? Может быть, это был не ТТ, а другой пистолет, либо самодельное огнестрельное оружие. Вывод следствия строится на предположениях. Приговор же на предположениях выноситься не может. Поэтому я прошу по ст. 222 УК РФ Гирша оправдать.

И последнее, о чем бы я хотел сказать. О назначении наказания.

При назначении наказания я прошу суд учесть положительные характеристики Гирша. Прошу учесть, как смягчающее вину обстоятельство, п. “е” ст. 61 УК РФ, а именно факт совершения преступления в силу материальной, служебной или иной зависимости. В своих показаниях Гирш говорил о том, что он не мог отказать К., т. к. с одной стороны, боялся его, а с другой — работал у него и зависел от работодателя.

Также прошу учесть п. “и” ст. 61 УК РФ, а именно, тот факт, что Гирш активно способствовал раскрытию преступления.

Я прошу суд, назначая наказание по ст. ст. 30 и 105 (ч. 2 п.п. “е” и “ж”) УК РФ, обратить внимание на то обстоятельство, что Гирш хотя и является исполнителем преступления (дал согласие на убийство Т., участвовал в подготовке к преступлению), но не по своей воле. Он не мог прямо отказать преступному авторитету, будучи посвященным в его планы. Если бы сделал это, то нетрудно догадаться какая бы судьба его ожидала. А о том, что он не хотел убивать Т., говорят следующие обстоятельства:

  • 1. Гирш отказался стрелять в Т. 26 июля 1999 г., когда последний вышел из дома с женой и дочерью.
  • 2. Вел не прицельный огонь, хотя мог бы без особого труда застрелить Т.. В служебной характеристике из армии говорится, что Гирш хороший стрелок. В характеристике из охранного предприятия также говорится, что Гирш отлично стреляет.
  • 3. В момент стрельбы Т. подбегал к подъезду, где стоял Гирш на 3-4 метра, что давало Гиршу возможность причинить смертельное ранение Т.
  • 4. Имея в обойме один или два патрона, Гирш не пристрелил Т., когда тот лежал на земле у ног Гирша в беспомощном состоянии. А о том, что у Гирша в тот момент оставались патроны, помимо самого Гирша, говорит свидетель Ельпин — независимый свидетель, который является сотрудником милиции и видел со стороны, что затворная рама в пистолете Гирша не отошла, а значит, в нем оставались патроны.

Все эти обстоятельства говорят о том, что у Гирша был лишь косвенный умысел на убийство, он относился с преступной небрежностью к наступившим последствиям, но не желал смерти Т.

Таким образом, суммируя все вышесказанное, я прошу при назначении наказания применить к Гиршу ст. 64 УК РФ и назначить ему наказание более мягкое, чем предусмотрено санкцией ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Суд согласился с мнением защиты и назначил Гиршу наказание по ст. ст. 30 и 105 (ч. 2 п.п. “е” “ж”) в виде лишения свободы сроком на 5 лет.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector